Рассказ «Кристина» (автор Борис Дроздов)

Уважаемые читатели, мы открываем новый раздел «Рассказы», где будут публиковаться небольшие произведения начинающих авторов. Сегодня рубрику открывает мистический рассказ «Кристина» нашего автора Бориса Дроздова.

Ах! не с нами обитает
Гений чистый красоты;
Лишь порой он навещает
Нас с небесной высоты;

В.А. Жуковский «Лалла рук»

Темнело, солнце закатывалось за горизонт, а вместе с ним уходило и тепло. Поднимался ветер, как перед грозой, но мое истощенное тело не чувствовало холода. Наслушавшись вдоволь многочасовой лекции по литературе, я представлял себя истинным романтическим героем, оказавшимся в нашем времени по ошибке. Казалось, будто в устройстве вселенной произошел какой-то сбой, и вместо обожаемого мной XIX века с его чрезмерным честолюбием и вытекающими из этого дуэлями, временем расцвета и признания русской литературы, я оказался в веке технологий, где, в основном, все вышеперечисленное отвергалось или подвергалось сильным интерпретациям и критике.

Я представлял себя Ленским, но где же моя Ольга? Представлял — Дубровским, но не было даже никакого намека на Машу. Я был совершенно одинок в этом большом мире, в этом котле, наполненном кипящей жизнью. В конце концов, я был просто молод.

Я был всегда тщателен в выборе своей дамы сердца, наверное, поэтому  и оставался так долго один. Искал девушку, не то, чтобы совершенную, но хотя бы чем-то похожую на мой идеал. Меня не прельщала мысль сидеть в подъезде с распутными девицами, пьющими дешевые коктейли и вставляющими матерные словечки через каждое слово. А, поверьте мне, возможности у меня были. И не раз.

Я особо ценил внутреннюю красоту, но человек начинал мне нравиться лишь тогда, когда помимо этой внутренней красоты он имел еще хотя бы чуть-чуть внешнюю. Я не считал себя циником, надутым франтом или просто высокомерным идиотом, который думает, что он – царь земли, а все остальные  жалкие насекомые. Я отнюдь не был таким, я старался жить по чести, как это делали во времена Пушкина и Лермонтова, поступал всегда по-человечески, как это делали в любые времена, и думал, что заслуживаю чего-то большего, и ждал этого…

У входа на платформу милая бабуля в синей накидке раздавала газеты. Обычно я проходил, когда раздавали такого рода «макулатуру», которая только занимает место в сумке, но как тут не помочь такому жизнерадостному человеку, который дарит каждому прохожему искреннюю и теплую улыбку.

— Будьте в курсе последних новостей. Знания – сила, — говорила она.

Взяв газету, я бездумно запихнул ее в сумку и тотчас же забыл про нее. Ожидание электрички снова вогнало меня в мои раздумья. Наконец, транспорт подъехал, и я, будто в трансе, зашел в него и сел, совершенно не глядя куда именно.

Распускающие деревья быстро проскальзывали перед моим невидящим взглядом. Зеленела трава, цвели какие-то цветы, но я всего этого не замечал. Я думал о тяжелой участи романтического героя. Читать о страданиях такого персонажа – тяжело, но ощущать все это на своей шкуре – тяжелее в тысячи раз; это сущие муки.

Я достал сборник произведений Лермонтова, но тотчас же убрал его обратно. В конце концов, зачем себя загонять еще глубже в эту бездну?

Вагон на удивление был пуст, как лекционный кабинет на внеклассных занятиях. Хотя обычно в это время люди возвращаются с работы, и электричка переполнена донельзя. Я мысленно представлял себе свой идеал: скромная симпатичная девушка, русые волосы, голубые глаза, тонкие руки, рядом с ней сумка с учебниками.

— Привет, — говорит она мне. Ее голос – музыка для моих ушей. Словно журчание фонтана, словно симфония Бетховена на самом изящном рояле, прозвучал он.

— Привет! – услышал я голос, вернувший меня обратно в реальность. Я не мог поверить своим глазам: передо мной сидела та самая девушка, которую я только что представлял. Настоящая! Ни какая-то там иллюзия или галлюцинация. Но на всякий случай я ущипнул себя пару раз и проморгался. Она по-прежнему сидела напротив меня и загадочно улыбалась.

— С тобой все в порядке? – спросила она.

Я буквально потерял дар речи и смог выдавить из себя лишь:

— Д-да.

— Может, тебе водички попить? Ты какой-то бледный, — забеспокоилась она.

Я не стал отказываться. Вода тоже была настоящей, к моему счастью.

— Ф-ух, спасибо, — ответил я. — Все-таки курсы по литературе по вечерам – это жестоко для сознания. Кстати, — я протянул руку, — меня зовут Женя.

— Кристина. Очень приятно.

— И мне.

Мы разговорились, как я и думал, а, если быть точным, как и представлял, она просто без ума от Сальвадора Дали и Уильяма Блэйка. Затем она мне продемонстрировала абонемент на посещение Международного Дома Музыки. Так же у нее с собой был сборник рассказов Эдгара По. Очень старое издание, еще советское. Старая обложка была в каких-то темных пятнах, но, впрочем, что только не случается со старыми книгами? Они хранят множество историй снаружи, помимо тех, которые излагаются внутри.  Мы, безусловно, с Кристиной нашли много общих тем, и я был без ума от счастья.

Но, к сожалению, мы подъезжали к моей станции, и мне надо было выходить. Кристина жила всего в десяти минутах езды от меня, и мы договорились встретиться. Меня насторожил тот факт, что я о ней никогда не слышал, хотя думал, что знаю всех в округе.

Мы договорились встретиться и сходить в какой-нибудь художественный музей. Я достал газету и попросил Кристину написать свой телефон на ней.

— Ну, до встречи, — уходя, сказал я ей.

— Пока! Приятно было познакомиться и поболтать, – она помахала маленькой ухоженной ручкой.

Я прошел к дверям. Поезд остановился, и я обернулся, чтобы еще разок взглянуть на Кристину, девушку моей мечты.

Вагон был по-прежнему пуст, как лекционная во время внеклассных занятий.

Кристины не было.

Я достал газету. На том месте, где был написан телефон, красовался большой заголовок:

В пригородном поезде была забита насмерть студентка гуманитарного вуза. 

Автор: Борис Дроздов

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal