Рецензия на фильм «Прощай, моя наложница» (Ba wang bie ji) 1993

Рецензия на Прощай моя наложница9Режиссер: Чэнь Кайгэ
Премьера: 01.01.1993

Азиатский кинематограф разительно отличается от того, что привык видеть европеец даже во всевозможных авангардных работах мэтрах авторского кино. И принципиальное их отличие в особой экзотике, где совершенно иные взгляды, мировоззрение, правила и приличия, менталитет бытия. И пекинская опера – как яркий пример непонятного, но притягательного искусства. Именно она выступает главным фигурантом в знаменитом фильме режиссера Чэна Кайгэ «Прощай, моя наложница».

Китайская опера представляет собой театрально-акробатическое представление, где все роли без исключения исполняют мужчины. Своеобразность музыкального сопровождения, «женского» вокала, напоминающего непосвященному кошачьи «брачные песни», буйство красок в костюмах приводило в восторг и изумление не только чужеземцев, но и местное население. Стать участником труппы театра и выбиться в известные артисты – предел мечтаний для многих мальчишек, которые с малого возраста посвятили себя постижению великого искусства. Два главных героя прошли огонь и воду, закаляя свои тела и характер в нескончаемых тренировках и наказаниях за любую провинность.
Рецензия на Прощай моя наложница

С одной стороны, картина, кажется, о театре – сначала упорные тренировки, потом главные действующие лица – звезды подмостков. Но режиссер Чэнь Кайге использует оперу как некое воплощение одного из оплотов национального самосознания, как фигуранта былых традиций и ценностей. Гибель империи (что так же была отменно продемонстрирована Бертолуччи в «Последнем императоре») отчетливо создает основной нерв картины. Последствия культурной революции оказались катастрофическими – полный крах всего былого в стране с населением более миллиарда человек. А одна из последних кульминационных сцен отчетливо проводит параллель с «нашим» небезызвестным – Полиграфом Полиграфовичем Шариковым.

И своеобразный любовный треугольник, что возникает в картине, недвусмысленно пытается сказать зрителю о том метании, что испытывал великий народ. Исполнитель роли наложницы — как чистая совесть, пытается убедить своего брата по сцене, насколько низменно любить местную проститутку. Измена или даже предательство его высочеству пекинской опере – именно так расценивается этот порок и осуждается, словно самый страшный из грехов. Но и высокая идея служения имеет оборотную сторону медали – чересчур полное отождествление себя со сценическим образом наложницы, что приводит к постыдным прегрешениям, выливающееся, в итоге, еще и в опиумный сюрреалистический бред.

Рецензия на Прощай моя наложница

«Прощай, моя наложница» — это название одноименной постановки в пекинской оперетте. Национальный колорит таится за бурными красками, невероятными костюмами, отточенной хореографией, причудливой музыкой и своеобразным пением. И как художественное кинополотно творение китайского режиссера выглядит монументально, хоть и весьма сложно для восприятия человеку, мало знакомого с историей поднебесной. Ибо в каждой минуте скрыта отчаянная боль о забвении национальных традиций, об их уничтожении: то под гнетом японских оккупантов, то от разрушительной красной революции.

Подготовил: Андрей Кузовков

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal