Рецензия на фильм «Лолита» (Lolita) 1997

Рецензия Лолита8

Режиссер: Эдриан Лайн
Премьера: 27.09.1997

Она, как дети малые, невинна,
И у меня над нею власти нет.
(«Фауст» И.В. Гёте, пер. Б. Пастернак)

Самый знаменитый роман Владимира Набокова «Лолита», принесший ему отчасти пикантную славу, как ни странно экранизировался всего два раза. Первый – весьма посредственная и плоская работа маэстро Стэнли Кубрика, снятая им еще на заре откровенного кино, и, вторая – самая правильная и красивая от ценителя женской красоты Эдриана Лайна. Но картину ждала непростая судьба и практически участь изгоя, ведь пуританское общество ее по умолчанию отвергло, сочтя не меньше, чем пропагандой педофилии. Однако утонченное кино Лайна стало незабвенной классикой, ярко показав человеческую слабость перед собственными пороками, обнажив беззащитную душу перед злым роком судьбы.

Единственное за что стоит поругать сценарий, так это за упущение одной важной детали первоисточника. По фильму изначально создается ложное впечатление, что все дело исключительно в любви к столь юной и прекрасной особе, как Лолита, отводя в сторону истинную манию главного героя. Утрата детской познанной любви оставила огромный шрам в душе, сознании, сердце, страстях героя. Подсознательная пытка сводила его с ума и толкала на низменные пороки – поиск психологической замены юношеской любви приводил его в непристойные заведения, где торговали запретным.2

Именно осознавая всю предысторию, открывается вся глубина кинопроизведения, где мельчайшая деталь дает ответы. И этой эстетики созерцания не было бы без изумительной операторской работы Ховарда Этертона. Камера выхватывает самые незначительные вещи, но полные пикантности и восхищение прелестной Лолитой охватывает и зрителя – первая встреча с ней – это праздное пролистывание журнала в летний знойный день, лежа на траве, орошаемой водой, в совершенно мокром легком платье, обнажающем невинные формы. Беглые мелькания нижнего белья, словно кажущиеся увиденными героем Джереми Айронса, непристойные фантазии, все поглощающая страсть, внешняя хладнокровность и непоколебимость, и безропотная капитуляция перед дьявольским созданием. С экрана идет электричество, бьющее разрядами зрителя…

И это, безусловно, блистательная роль для Айронса, возможно, лучшая в его карьере. Вся трагедия его героя была на лице актера. Начиная от неловкости движений и нерешительности в речах, и заканчивая отчаянием и полным фиаско от бессилья перед судьбой. И маленькая Лоло как антагонист казалось бы аморальному мужчине. Пятнадцатилетняя Доминика Суэйн — неуправляемая искусительница, разрушительница зыбкого мира, жадное до собственных удовольствий прелестное дитя. По крупному счету эта ее роль так и осталась самой значимой в ее фильмографии и без сомнения самой впечатляющей. 3

Владимир Набоков крайне щепетильно относился к своему произведению, возможно, понимая, что далеко не все поймут его истинного замысла. Оттого он лично его перевел на русский (изначально написав на английском) дабы избежать неверной и грубой трактовки. Эдриан Лайн отнесся к первоисточнику максимально бережно, создав экранизацию, лишенную вульгарности и пошлости, и поставив во главу угла красоту. Именно ею пропитана киноэкранная драма, рассказывающая о том, как порой судьба жестоко обходится с нашими мечтами и желаниями, то одаривая нас неземным счастьем, то бросая в пропасть отчаяния.

Подготовил: Андрей Кузовков

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal