Рецензия на фильм «Крестный отец» (The Godfather) 1972

10

Режиссер: Френсис Форд Коппола
Премьера: 15.03.1972

Если задуматься, Марио Пьюзо своим романом «Крестный отец», а затем и Френсис Форд Коппола своим одноименным фильмом проделали с читателем и зрителем довольно опасную штуку — заставили его, бедного, влюбиться в мафию, научили его, неразумного, сочувствовать ей, предложили ему, глупому, пусть и умозрительно и всего лишь на время, войти в стройные ряды солдатов семейства Корлеоне. В сущности здесь мы имеем место с подменой понятий: любить, сочувствовать, сопереживать, восхищаться должно чем-то добрым, праведным и хорошим. Хороша ли мафия? Нет. Добродетельна? Отнюдь. Так почему же мы все ее полюбили? Простой ответ — сила искусства, сила слова и сила кадра…

Впрочем, современному зрителю не стоит так уж пенять (да и станет ли он это делать вообще?) на Пьюзо и Копполу, ведь за четыре десятилетия с момента выхода в свет самой знаменитой мафиозной (впрочем, я бы сказал «семейной») саги всех времен и народов кинематограф и литература, то пересекаясь, а то и идя параллельными курсами, дали человеку множество довольно сомнительных образчиков для подражания, восхищения или простой симпатии. Что уж тут говорить, когда у Америки, а за ней и у остального мира появился, например, свой «любимый маньяк» Декстер Морган, когда свет увидел «Американского психопата», познакомился с ужасающим «Парфюмером» и множеством других мрачных персонажей. Но такова, повторюсь, сила искусства. Оно умеет привить любовь даже к самому неприятному объекту.

Впрочем, оставим лирику в стороне и перейдем к сути. Впервые этот фильм я посмотрел лет эдак семь назад. Мой новый сосед по университетскому общежитию как-то спросил у меня, не смотрел ли я «Крестного отца», и очень удивился, услышав отрицательный ответ. Не помню в каких точно выражениях, но ему удалось довольно быстро склонить меня к тому, что я просто обязан «подружиться» с семьей Корлеоне. Он был так убедителен, что я взялся за просмотр фильма тем же вечером, и уже никогда «Крестный отец» не выходил из моего сердца. И вот недавно я прочитал книжку, а сейчас снова пересмотрел фильм (осознав, что, возвращаясь к этой истории через длительное время, понимаешь ее еще глубже, находишь в ней массу нового) и решился написать этот текст, так для себя окончательно и не решив, что же сильнее: книга или кино — настолько шедевральны и сильны обе вещи.

Очень легко и вместе с тем довольно трудно рассказать о том, почему этот фильм стал культовым — слишком много придется перечислять пунктов и подпунктов, давать утомительных и пафосных пояснений. Скажу кратко: сюжетатмосфера семейственностидиковинный пламенный сицилийский акцентгениальная игра актеровбессмертная музыка и режиссерский гений Копполы (разве мог бы не гений снять ЭТО в 32! года?).

— Ладно. Ты их застрелишь и что будешь делать?
— Сяду и доем ужин.

Когда дело касается таких не картин даже, а объемных полотен, как «Крестный отец», мне всегда не хватает стандартных оскаровских номинаций (особенно если в каких-то из них фильм по какой-то причине обойден) и я начинаю придумывать свои оскары: оскар Марлону Брандо за особый выговор и ухватки, за кошку на коленях, за «бульдожью» челюсть, за спокойствие и внутреннюю непоколебимую силу; оскарДжеймсу Каану за кудри, за купидоновские (определение из романа Пьюзо) черты лица, за удаль, за заступничество; оскар Джону Казале за вялость и апатичность, за грусть и сумасшествие; оскар Аль Пачино за глаза-маслины, за ярость, тщательно скрываемую за нарочитой сдержанностью, за ум и решительность, за Майкла Корлеоне; оскар Роберту Дюваллу за то, что он первым (да, да, а не Киану Ривз) показал, что такое — быть адвокатом Дьявола; оскар Талии Шайр(«Сицилийские женщины опаснее ружей») за все три фильма саги, потому что из всех персонажей, кажется, она трансформировалась сильнее всего, придя от бесноватой и вспыльчивой сицилийской жены к заботливой и смиренной сестре, простившей брату все его грехи; оскар Эйбу Вигоде за то, что его Тессио очень харизматичен и стереотипен, оскар Ричарду С. Кастеллано за пляски Клеменцы на свадьбе Конни; оскар Копполе за то, что он изобразил эту историю так, как ее и нужно было изобразить (можно ли себе представить иное экранное воплощение романа Пьюзо?);оскар всем-всем-всем, кто тщательно и терпеливо выстраивал кадр за кадром, подбирал костюм за костюмом, подыскивал актера за актером даже на самые незначительные роли, создавая все это чарующее и восхитительное мозаичное единство.

Я очень люблю придираться к разного рода «белым пятнам» на кинокартах экранизаций: тут не дотянули, там перегнули, тут выкинули важное, там лишнее и ненужное добавили от себя… Фильм «Крестный отец» трудно назвать экранизацией, потому что экранизация в данном случае не уступает, а, может, и превосходит оригинальный текст (это редчайший случай). Но все же это экранизация, в которой, кстати, есть довольно значимые расхождения с романом: значительно сокращены роли Джонни Фонтейна и Люси Манчини, образы Нино Валенти и Джула Сегала выкинуты вовсе и т. д. Однако это не делает это кино ни на толику хуже. Просто это история такого рода, что ее хочется расширять во все стороны, хочется дорисовывать в воображении недостающие куски, домысливать, догадываться.

— Любовь проходит, дружба распадается. И только кровные узы нерушимы навсегда.

Почему я ставлю на первое место определение «семейная», а уж потом — «мафиозная» сага? Потому что все и все делают здесь ради семьи, во имя семьи, именем семьи. Мафия — это то, как их называют другие. Самоопределение, в первую очередь, — семья. Итало-американская семья, спаянная прочнейшими узами и обычаями. Семья, которая карает, милует, дарует свою дружбу (высший дар в понимании семьи), семья, которая правит. Недаром во второй часть Френк «Пять ангелов» скажет: «Мы были как Римская Империя. Семья Корлеоне была как Римская Империя».

100 из 10

P.S. Я всегда думал о том, что самая знаменитая фраза из этого романа-фильма («Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться») относится только лишь к особому умению вести дела. С течением времени я все чаще думаю, что эта фраза про искусство. Пьюзо и Коппола сделали читателю и зрителю такое предложение, от которого ему никак не отказаться, да и совершенно не хочется вот уже почти полвека. Поистине велика сила искусства!

Подготовил: Игорь Новиков

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal